• Не нравится снег? Нажмите чтобы выключить:

Конечная остановка.

Эл Майо

я неопытный игрок
1. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Состав подошёл к перрону дребезжа древними, облезлыми, словно три уличных кота, вагонами.

Паровоз скрипя и ухая, прокатился ещё пару метров и, вздрогнув железным телом остановился, выпустив напоследок невнятную струйку белого дыма. Выпустил и словно дух испустил.

Старик с ухоженной окладистой бородой отворил дверь вагона, поднял высокий воротник шубы из бобрового меха, опустил отвороты меховой шапки на уши и пару секунд постоял на подножке вагона. Родной край встретил радушно - спиртовой термометр на стареньком здании вокзала показывал тридцать пять ниже нуля.

Старик натянул перчатки, подхватил именной саквояж (много лет назад Юнион Пасифик выпустила лимитированную серию саквояжей в его честь - с тех пор старик путешествовал только с этим саквояжем) и спрыгнул с подножки на перрон.

Немногочисленные пассажиры – человек девять суетились у вагонов, доставая и прилаживая себе на плечи нехитрый скарб - свои баулы и узелки.

- Чечако, - с нежностью подумал он и вспомнил, как в далёком 1842 с другими искателями приключений, он дрейфовал вниз по реке Маккензи; затем переправлялся к истокам реки Поркьюпайн и оттуда на упряжках в семидесятиградусный мороз они все вместе достигли бывшего поста торговой компании Гудзонова залива в форте Юкон. Все они тогда были чечако: Джек Макквестен, Джеймс Маккнипп, Артур Харпер, Фредерик Харт, Андрюс Канчеллара и…

- Мистер Альфред Генри Майо?

Старик машинально кивнул и посмотрел на человека, появившегося перед ним словно из воздуха.

- Добро пожаловать домой, сэр! Разрешите представиться, Роберт Смит. Можно просто Боб, так меня все называют здесь, в этом забытом Богом краю.

Старик снял перчатку с руки и потёр нос и щёки, чтобы вызвать к ним прилив крови.

- Очень приятно, мистер Смит.

- Это мне приятно, сэр! Это честь для меня встречать Вас – старожила. Мне как Генри сказал, мол, старина Эл прислал телеграмму и прибудет утренним поездом, так я и вызвался Вас встретить, так сказать, собственноручно.

- А что же Генри? Не возражал?

- Не так, чтобы особо, сэр. Он вчера чуть перебрал, самую, так сказать, малость… Но он дал мне свою упряжку – самую быструю в этих краях.

Старик посмотрел за спину молодого человека. Это были крупные звери – настоящие гудзоновцы, они нетерпеливо скулили, перебирая лапами и лишь вожак стоял неподвижно и повернув морду, смотрел на старика.

- Клык, - прошептал старик.

- Это его сын, сэр! Сын Вашего легендарного маламута из Доусона.

- Ну, да, конечно, - старик провёл рукой по глазам, словно отгоняя видение, которое на мгновение вернуло ему молодость, а его псу - жизнь. Он подошёл к нартам, сел и накрылся пологом. Боб занял своё место и слегка прикрикнул на собак. Собаки налегли на грудные ремни и вынесли нарты на дорогу. Нары неслись по улицам города – редкие прохожие шарахались от них в стороны, и они пролетали мимо старых, покосившихся домов, большинство из которых были давно заброшены. Через четверть часа они подъехали к трактиру «Тиволи» - месту, с которым были связаны как самые лучшие, так и не самые приятные воспоминания. Старик выбрался из нарт, опершись на учтиво поданную Бобом руку и толкнув плечом ссохшуюся дверь из секвойи, вошёл в трактир.

В помещении было пусто и сумрачно, но печи - раскалённые докрасна - гудели, а за стойкой, в нелепом ночном колпаке, стоял Генри Уокер – небритый, осунувшийся, но всё ещё крепкий на вид.

- Эй, Эл, старый чёрт, иди как сюда – крикнул он и добавил – Мистер Боб, закройте эту чёртову дверь, пока мы тут все не окоченели!

,,,




 

Bob Smit

Модератор форума
Член команды
Ващеееее! Шикарно, весьма интригующе, а главное правдиво.... Именно так все и было наяву...))))) Мешать не буду. В томном ожидании развития величайших событий, - буду терпеливо молчать.....